Вторник, 22.05.2018, 09:11
  Сергей Решетников
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
РассказСценарийПьеса
Главная » Статьи » Сергей Решетников » Рассказ

P.S. Блин!..

26-29 ноября 2008 года.  

 

Стук колес. Вагон как неваляшку шатает из стороны в сторону. Поезд Москва-Николаев.

 

Едем с Алёной в Украину на премьеру спектакля «П.С.Блин» по пьесе «Бедные люди, блин». Русский драматический театр. Режиссер-постановщик Сергей Чверкалюк.

 

Единовременных выплат мне там не обещали. Но сказали, что будут отчисляться проценты с каждого спектакля. И то хлеб. И то ПР. И первая официальная премьера «Бедных людей».

 

Что сказать про поезд? Неплохой. Купе достаточно приличные. Меня пугали, что в украинских поездах продолжается советский союз, то есть бардак и беспредел: перьевые старые подушки, грязные туалеты, разбитые окна, грубые украинские таможенники. Из всего предсказанного сбылись только перьевые подушки. Да и то с них толком ничего не посыпалось, как бывает иногда в поездах, когда аллергетики чихают, а несдержанные ненормативно выражаются. 

 

Мы с Алёной… Вернее, больше даже я. Нет, безусловно, я. На ночь я сожрал столько! Много копченного мяса, сыра, сырокопченной колбасы, конфет. В поезде всегда аппетит зверский. У меня, по крайней мере.

 

Ночь. Непривычная обстановка. Бессонница.

 

Раннее утро.

 

За час до таможни ко мне подходит проводник с огромными рыжими усами, просит меня сунуть его сумку под мою кровать. Я говорю:

 

- В смысле?

- Ну, чтобы таможня… То – сё. Полежит у тебя. Они не спросят.

 

Я в сомнении:

 

- Без криминала?

 

Огромные рыжие усы зашевелились. Он улыбался.

 

- Да ты что! 

 

Я говорю:

 

- Неси.

 

Он принес черную сумку. Я поднял свою нижнюю полку. Говорю:

 

- Ставь.

 

Он поставил, крякнул, внимательно на меня посмотрел, пошевелил усами и пошел.

 

И вот – таможня. Сначала наши менты, потом хохлятские. Всё прилично, без грубости. Хотя, люди говорят, что часто таможенники ведут себя так, словно ты им должен тысячу долларов и не отдаешь, зараза, на протяжении двух лет.

 

- Куда едете? – спросил нас с Алёной худощавый белокурый таможенник.

- На премьеру, - ответил я и сделал паузу, - в Русский драматический театр города Николаева.

 

Мы благополучно прошли таможенный контроль. Теперь поезд нас мчит по скудной лысой природе Украины. Снега уже нет. Незасеянные поля, и редкие островки  леса. За окном проплывают лысые деревья больные омелой – большим шарообразными наростами, -  соцветия к соцветию. Соседка по купе, пожилая женщина из Кривого Рога рассказала, что этой болезнью поражены многие деревья Украины. Дерево мало-помалу обрастает шапками-омелами, как раковыми опухолями, а потом умирает стоя. И власти не предпринимают никаких действий, чтобы спасти пораженные деревья.

 

Изредка мы проезжаем бедные поселки и села. Скудные маленькие домишки – советские еще застройки.

 

Соседка рассказывает, какой беспредел творится у них в Кривом Роге. Как продали Криворожсталь индонезийцам, и те не модернизируя производства, не вкладывая денег, сокращая рабочие места, выкачивают из предприятия деньги последние пять лет. А в этом году продали часть гигантского градообразующего предприятия французам. То есть, на Украине происходит – кручу-верчу-обмануть-хочу. И как бы не обнималась, не лобызалась любвеобильная Юлия Тимошенко с индонезийцами, воз и ныне там.

 

На одной из станций я вспомнил про сумку, которую поставил под мою кровать проводник с рыжими усами.  Как раз Алёна и пожилая соседка по купе вышли подышать. Я же, любопытства ради, полез в сумку проводника. Что там такого он везет? Открываю, а там блоки сигарет и небольшой пакет полный полиэтиленовых пакетиков с белоснежно белым порошком.

 

- Мама дорогая!

 

Я закрыл сумку, задумался. Снова открыл, пересчитал пакетики – девять штук. Я достал один пакетик, переложил его в карман своей куртки, висящей на плечиках. Закрыл сумку, поставил на место, лег читать Куприна.

 

Через пять минут пришли Алёна и пожилая женщина. Алёна обратила внимание на мои глаза.

 

- Что случилось? – спросила она.

- Ничего, - ответил я, продолжая смотреть в книгу.

- Ты выпил что ли? – через паузу  шепнула она.

- Ты с ума сошла! – запротестовал я.

 

В этот момент вошел проводник с огромными рыжими усами. Его усы зашевелились. Он улыбнулся, показал на мою кровать и тихо сказал:

 

- Я заберу?

 

Я встал с постели, положил книгу на стол, приподнял кровать. Проводник достал чёрную сумку, посмотрел на меня. Его усы зашевелились в улыбке, и он зачем-то сказал:

 

- Сигареты маме везу.

 

А я почему-то сказал:

 

- Маме вредно  много курить.

 

Он пожал плечами и добавил:

 

- Не знаю. Она любит.

 

Я улыбнулся:

 

- Ну, любит так любит.

 

Огромные рыжие усы проводника опять зашевелились. Он уверенно подхватил сумку подмышки и вышел из купе. Я закрыл за ним дверь.

 

Алёна спросила:

 

- Зачем ты согласился?

 

Я сел у окна, снова открыл Куприна и сказал:

 

- Давай позавтракаем.

 

И пошел заваривать себе лапшу «Доширак».   

 

Время 10 часов. Алёна спит на верхней полке. Сегодня ночью не могла уснуть, всё выглядывала на меня сверху, улыбалась, говорила: «Я люблю тебя». Я в ответ: «И я тебя люблю».

 

Нужно не думать о том пакетике с белым порошком. Не думать. Как только я об этом подумал, ко мне подошел проводник с огромными рыжими усами.

 

- Лучше верните то, что взяли, - спокойно сказал он.

- А что я взял? – я начал играть в дурака.

- Иначе  холову трошки отрежуть.

 

Я думаю – ну всё. Рыжие усы шевелятся. Я быстро принимаю решение, отдаю ему пакет с порошком. Он говорит:

 

- Ничёхо страшного. Зубной порошок. Для мамы.

 

Я через силу улыбнулся. Он ушёл.

 

Что хорошего, кроме спектакля, еще предстоит в Николаеве. Встреча с продюсером Юрой Смирновым. Мы будем с ним обсуждать криминальный сериал.

 

13.35 местного. Проехали Днепропетровск, Днепродзержинск, Верховцево. Такое ощущение, что едем в России 90-х. Серость, сумрак и разброд. Скоро будем в Кривом Роге. И сойдет наша соседка по купе. Сейчас она рассказывает, как президент Украины поощряет и награждает ветеранов, воевавших на стороне фашистов. Как браво эти старики маршируют на парадах по Львову. В 50-х годах советская власть умалчивала на протяжении десятка лет, что после войны на территории западной Украины продолжали бесчинствовать, грабить и убивать мирных жителей банды фашистских недобитков. Они называли себя «Лесными братьями». Люди из восточной Украины боялись ездить в Прикарпатье: в Иванофранковск, во Львов.

 

На Украине уже давно не транслируют ни одного российского канала.   

 

Я съел за сегодня вторую банку лапши «Доширак». Ужас! Плюс к этому сырокопченая колбаса. Ужас! Мы с Алёной не едим дома колбасу, а тут наворачиваем за обе щеки. Запиваем это всё зеленым пакетированных (читать – «плохим») чаем.

 

В Кривом роге на перроне впритык с вокзалом кафе с прикольным названием «Залiзничник». Чуть ли не «Куннилингус».

 

Всё время пока мы едем, по вагонам проходят всевозможные люди, одни предлагают менять рубли на гривны, другие торгуют горшками, третьи просто просят денег, потому что, якобы, у них цыгане украли одежду.

 

- Сейчас по вагонам прошли цыгане. Мы с товарищами спали. Купе было открыто. Цыгане заглянули в купе, сорвали с плечиков верхнюю одежду и бежать.

 

Человек с красным лицом стоял перед нами и гипнотизировал глазами.

 

- И мы не знаем, что сейчас делать. А людям ехать на север, без верхней одежды.

 

Он показал деньги. Его лицо покраснело еще больше.

 

- Я собираю деньги.

 

Я сначала сунулся в портмоне, хотел дать, потом посмотрел на Алёну и предложил ей:

 

- Алёна, ты же психолог. Проведи им бесплатную консультацию. И это будет нашей посильной помощью.

- А в каком вагоне вы едите? – спросила Алёна гипнотизёра.

 

Он ничего не ответил. Развернулся, ушел.   

 

До Николаева ехать осталось несколько часов. Там нас обещал встретить Сергей Чверкалюк.

 

Мы прибываем в город Николаев. Здесь нас встречает жена и помреж Сергея Чверкалюка Света. Нас везут в гостиницу.

 

Утром мы гуляем по Николаеву, снимаем картинки города на видео.

 

Вечером спектакль.

 

Если честно, я не думал, что в провинциальном украинском драматическом театра можно будет увидеть театральное действие такой силы, актерскую игру такого напряжения, режиссёрскую работу, стратегически и тактически выверенную на сто процентов. Всё: музыка, свет, актёрская игра сливалось воедино и срабатывал эффект чуда. Зрители в зале плакали. Плакали.  

 

Отличный актёрский состав. В роли Михаила Блинова – Вячеслав Кушиков. Играет талантливого парня, которому веришь без каких-либо «но» и «как бы». Играет так, как живет. Просто, увлекательно, без напряга и театрального пафоса.

 В роли друга Серёги, а также брата Блинова – Евгений Олейник. С лицом героя классно сыграл поддонка. А брат в его исполнении – точный срез обогатившегося быдла Российской федерации.

Лиза в исполнении Виолетты Мамыкиной. Плакал, когда смотрел лирические сцены с её участием. Тонко, точно, как в балете.

Первую жену Олю, а также Ровдину играет Людмила Курмель. Я влюбился в неё. На мой взгляд, лучшая её сцена: Ровдина – сексуальный разговор по телефону с главой администрации.

Сам режиссер Сергей Чверкалюк – играет Александра Егорыча, Петровича и папу Блинова. Высший пилотаж. Четко очерченные характеры. Как персонажи Дель-Арте. И другие актёры были на высоте. Замечательная сценография с горящими неоновым светом стульями. Танцы. Музыкальное оформление спектакля: музыка и песни Юрия Шевчука, композиции в исполнении Нино Катамадзе.   

 

Был потрясен многими сценами. Не хочу описывать, что происходило на сцене. Не совсем это дело благодарное. Тем более что сам снимал спектакль. Смонтирую сюжет, покажу. Хочу лишь отметить динамику спектакля и удивительный монтаж сцен. Грамотный, выверенный, практически киношный. Хочется, чтобы Москва и другие города России увидели этот замечательный спектакль. Потому что его НУЖНО показывать, НУЖНО смотреть. Не потому что это пьеса Сергея Решетникова, а потому что это классный спектакль Сергея Чверкалюка. Снимаю перед ним шляпу.    

 

Встретили нас радушно. Кормили на убой. Мы подружились с Сергеем Чверкалюком и его женой Светой. Они позвали нас с Алёной на будущий год путешествовать на яхте по Днепру. Природа, рыбалка, дайвинг. Мы с радостью согласились.

 

После премьеры – большой фуршет.

 

Особая благодарность директору театра Николаю Кравченко за прием. Оказывается, именно он нашел пьесу в журнале и принял решение – ставить.  

 

В обратную дорогу нам с Алёной дали гостинцев: сала, домашней колбаски, местного коньяку, сыру. Много чего вкусного. И мы второй день, но уже в поезде отмечаем премьеру. Первую премьеру пьесы «Бедные люди, блин». Странно ли это, что первая премьера пьеса прошла именно на Украине?

 

P.S.Блин. Мы так и не встретились с Юрой Смирновым. Он всё это время был на важных переговорах в Одессе. Так и не смог вырваться. Мы с ним созванивались, говорили. Ничего не отменяется. В Москве встречусь с его представителем, подпишем договор. И в плотном графике работаю до середины января. Вот такие дела, блин.   

Сергей Решетников

Категория: Рассказ | Добавил: reshet (29.11.2008) | Автор: Сергей Решетников
Просмотров: 1516
"Сергей Решетников - совершеннейший варвар в драматургии..."
Леонид Соколов
Форма входа
Sergei Reshetnikov © 2018