Сергей Решетников, писатель, сценарист, драматург. Тот самый Решетников

Снайпер: найду себе войну

Снайпер: найду себе войну, сценарий Сергея Решетникова

Снайпер: найду себе войну, сценарий Сергея Решетникова

1.
В лесу случилась тишина. Что в связи с текущими военными событиями случалось нечасто. И он знал, что тишина не бесконечна. Она скоро кончится. Но сегодня он хотел продлить вечернее затишье хотя бы на ночь… Ведь он в первый раз влюбился.
Последние две ночи он не спал. Музыка танго сверлила его измученные бессонницей мозги. Бум, бум, стаккато… Удар…
Это была любовь с первого взгляда. Она была красива. Она была восхитительна. Она – девушка его мечты. Ее большие карие глаза бездонны как колодцы тысячелетий. Тогда же в рамках его помутненного взора случился умопомрачительный монтаж страстных сновидений и смертоносной реальности. Она – то обнаженная, то в свадебном платье, то в вечернем платье… спортивный костюм, деловой костюм, опять свадебное платье, ночная пижама… Она голая… Она в военной форме хаки… Прицел АК. Она на прицеле. Он воспаленными, красными глазами смотрел на нее сквозь прицел своего автомата Калашникова. Одинокая слеза катилась по правой щеке. В нескольких метрах от пленной красавицы лежала, выбитая из её рук, СВД – снайперская винтовка Драгунова.
Как так случилось, что пятнадцать минут назад он обезоружил и задержал вражескую снайпершу, а пять минут спустя он уже без ума от неё? Что со мной происходит? Не то чтобы он почувствовал эрекцию, но где глубоко под животом у него впервые в жизни родилось настоящее чувство любви.
Он был восхищен её красотой. Жмурился от заходящего за кромку леса солнца. Веки слипались. Он закрывал глаза: свадебное платье, пижама, голая, красивая, снова – хаки… Он чувствовал её запах. Опять открывал глаза…
Она стояла перед ним в военной форме и без каски. Ее зовут - Александра. Его зовут – Владимир. Он – солдат. Она – снайпер. Он потел и щурился. Ей было страшно, но это едва заметно. Прицел АК. Пора кончать. Разбей эту безумную тишь, солдат! Включись уже в танец смерти. Она на прицеле. Ну же… солдат!
Откуда сверху по ниточке спустился небольшой паук и завис, перебирая лапками, в двух сантиметрах от прицела.
2.
Месяц назад.
Владимира перво-наперво назначили корректировщиком к снайперу Серёге. Они пристрогались, прекрасно сработались и даже подружились. Серёга хоть был и болтлив, но оставался лучшим снайпером полка. Пока однажды вечером…
Владимир смотрел в бинокль, когда Серёга готовил СВД. Они укрылись за огромным валуном. Место было удачное. Враг был как на ладони.
- Баба – дура. Пуля – дура. И муха – дура. Я большой специалист по дурам. – Вполголоса развивал одну из своих мыслей Серёга.
Владимир молчал, смотрел в бинокль. Серёга вставил магазин в СВД и почти перейдя на шепот продолжил:
- Вовка, вот ты за кого? За паука или за муху?
Вовка пожал плечами и не ответил.
Серёга тихохонько разговорился:
- У меня на даче под Ачинском обычный русский деревянный туалет с дыркой в полу. Знаешь такой? Я там подолгу сижу, изучаю в натуральную величину жизнь большого красивого паука. Он мне как родной. Паук он кто? Паук – он охотник, он трудяга, он ради одной смачной мухи долго плетёт свою паутину, которая сродни искусству. Искусству убивать. И терпеливо ждет несколько суток, а то и больше. Паук – умный, усидчивый, настойчивый. Кульминация событий – это поимка, заготовка и поедание мухи. Прикинь? Это моя любимая часть представления. Паук всегда добивается своей цели. Почти всегда.
Вовка оторвался от бинокля и спросил:
- А если другой паук?
Серёга сделал глоток воды из фляжки – его острый кадык поднялся и опустился на место – и тогда он ответил:
- Если другой паук, то это уже совсем другая история. Конфликт, как говорится, интересов.
Володя, немного подумав, сказал:
- Я за паука.
- Чего?
- Ты спросил: за кого я – за паука или за муху. Я за паука.
- Молодец! – Серёга, ткнул пальцем вперед: - Красивое место, - отметил он, вновь заглядывая в оптику. – Работаем.
- Кажись, засёк, - произнес Володя, глядя в бинокль.
- Где?
- Чуть вправо… скалу… видишь?
- Ага.
- Ветер северный. Учти, Серёга. Север там, - показал пальцем в левую сторону.
- Я чую, где ветер. Я чую, Володя. Температуру записал в журнал? Давление?
- Записал.
Серёга прицелился и произнес:
- Ага. Понятно. Ага. Володя… и еще чуток о бабах…
- Чего?
Сергей смотрел в прицел и не унимался, что уже явно не нравилось Володе. Еще тише спросил Сергей:
- Как у тебя с бабами отношения складываются?
Владимир нахмурился, надулся, потом громко вздохнул.
- Нормально.
А потом добавил:
- Да никак.
- Вот он. Я взял его… на прицел… А почему никак? Ты стеснительный?
Владимир улыбнулся, затих, почесал голову, но потом решительно ответил:
- Я… я ищу любовь. Понимаешь? Я не могу просто так подойти к первой встречной симпатичной девушке и… это… предложить ей… общение…
- Общение? – не отрываясь от оптики спросил Серёга: - О чем ты вообще? Ты имеешь ввиду секс?
- Нет.
- Вовка, друг мой, девушке нужно предлагать секс. А секс – это и есть любовь. Ты достоин любви, Вовка. Однако баба также как паук плетет тебе паутину… Помни об этом всегда. Главное не быть тупой мухой… Итак. Я готов. Наблюдай. Слева еще один. Зырь там. По-моему, баба. Ух ты… И-биться-сердце-перестало. Оптика…
Володя вновь посмотрел в бинокль.
Выстрел. Выстрел. Выстрел.
Третья пуля, прилетевшая с той стороны, пробила Серёге горло и вырвала кусок плоти и костей спины. На той стороне тоже был снайпер.
3.
Лес. Прицел АК. Владимир. Александра. Ну же… Жми, солдат! Стреляй!
Александра, не выдерживав напряжения, вытянула руку вперед перед собой и произнесла:
- Нет. Не надо.
Владимир крикнул:
- Руки за голову!
Она закинула руки за голову.
Владимир показал стволом АК:
- Повернись! Повернись ко мне спиной.
Александра повернулась спиной. Со спины она тоже красива. Даже униформа не скрывала ее идеальных форм. «В мирной жизни подобные киски не дают таким лохам как я» - подумал Вовка, чувствуя себя победителем.
- Оружие есть? – приблизился он к ней.
Александра кивнула головой в сторону – на винтовку СВД, которая лежала от нее в нескольких метрах:
- Вот.
Она многое бы отдала за то, чтобы вернуть пятнадцать минут назад и переиграть эту ситуацию, когда солдату удалось подкрасться к ней сзади и застать врасплох. Чёрт её дёрнул – взять вправо по солнцу и оказаться под прицелом. «Чёрт меня дёрнул» - думала она.
- Есть еще оружие? – больно надавил он стволом под её левую лопатку, где в страхе стучало её сердечко.
- Нет.
Владимир поправил каску и медленно подошел к Александре, дрожащей рукой начал ее обыскивать. Руки, плечи, груди, живот, ягодицы, бедра, лодыжки… Танго стрельнуло в правом полушарии. Бум, бум, стаккато… Удар… Смесь безумной страсти самца и шока войны спелись в этом банальном в рамках военного времени обыске красивой снайперши. Он закончил обыск пленной. Танго отстучало. Владимир поднял с земли СВД, отошел от Александры на три шага, повесил АК на плечо и тихо сказал:
- Опусти руки. Повернись. – И он утер свой сухой нос.
Александра опустила руки, повернулась. Карие глаза… Опять Володя начать падение в омут ее бездонных карих глаз. О, если бы не война. И чтобы было? Ты бы крабов ловил… Лошара…
Владимир прищурился и спросил:
- Чё ты здесь делаешь?
Александра неожиданно парировала:
- Чё ТЫ здесь делаешь?
- Я солдат.
- И я солдат.
- Ты мой враг.
- И ты мой враг.
- Но ты… женщина.
- Да. Я уже стала забывать об этом.
- Ты снайперша!
Александра покачала головой и поправила:
- Снайпер.
- Скольких ты убила?
Александра пожала плечами. И красиво улыбнулась.
- Что!? – Закричал Владимир.
Она молчала. Володя приподнял вверх автомат и спросил:
- Ты понимаешь, что я с тобой сделаю, снайпер, «белые чулки»?
Александра кивнула в ответ.
Владимир закашлял, прокашлялся и продолжил:
- А если я доведу тебя до своих, в полк… ты понимаешь, чё там с тобой сделают?
Александра смотрела куда-то мимо него, зажевав пухлую нижнюю губу.
Владимир нахмурился и спросил:
- И тебе не страшно?
- Страшно.
- Не похоже.
- Я первый раз… в плену…
Ее губы искривились и слёзы покатились из ее больших глаз.
Владимир сделал шаг вперед, почесал нос и как будто по секрету продолжил:
- Не плачь. Знаешь, я тут уже два месяца и еще никого не убивал… - Потом опомнившись, он будто начал оправдываться: - Нет… нет… Конечно же, я стрелял много раз в вашу сторону… Но я ни разу не видел, чтобы кто-то упал… упал от моей пули. И… это самое… я… не хотел бы, чтобы это случилось сегодня в первый раз. Сечёшь, о чем я?
Александра кивнула головой.
- Я тоже… не хотела бы.
Владимир протёр красные глаза и продолжил:
- Я был корректировщиком у Серёги. Серега снайпером… лучшим снайпером…
- И где сейчас Серёга?
Владимир глубоко вздохнул, выдохнул и сказал:
- Ты… это… ты красивая.
Александра удивилась:
- Что?
Владимир приподнял брови, кивнул и сказал:
- Да.
Александра вытерла слёзы и улыбнулась:
- Спасибо.
Владимир пожал плечами и предложил:
- Хочешь есть?
- Хочу, - уже спокойно ответила Саша.
Володя положил свой АК и трофейный СВД на землю рядом с собой. Снял с себя «армейский несессер» - сумку, достал оттуда банку тушенки, показал её и спросил:
- Будешь тушенку?
- Да, спасибо. С удовольствием.
Владимир показал штык-ножом на поваленное дерево и сказал:
- Садись.
Саша послушно села. Володя открыл тушенку штык-ножом, подал банку Александре. Она взяла. Он достал ложку и протянул ее Саше.
- Чистая, - сказал он.
Их взгляды встретились: её благодарный и его удовлетворенный. Он улыбнулся. Она улыбнулась, приняла из его рук ложку. И как будто бы мир воцарился во всем мире. Владимир неожиданно сел рядом на поваленное дерево. Александра принялась с аппетитом есть.
Они вдвоем смотрели на закат.
А еще Володя время от времени посматривал, как Александра ела тушенку. Она жестом предложила поделиться мясом с ним, но он отказался, покачав головой. Она продолжила с аппетитом есть. А он сегодня кормил своего врага. Пленного врага. Кто он – паук или муха? Или добытчик?
4.
Лицо Александры было сегодня особенно красивым. Вечерний макияж. Алые губы. Накрашенные глаза казались еще больше обычного. Она жевала.
Прекрасный ужин в одном их самых элитных ресторанов города.
Александра была восхитительна в вечернем платье. Она сидела напротив Владимира, который был одет в элегантный черный костюм, рубашку и галстук. Только костюм сидел на нем мешковато, как будто Вовка не был создан для такого дорого костюма и галстука, который всегда хотелось сорвать, чтобы вздохнуть полной грудью.
Володя смотрел на Сашу влюбленными блестящими от счастья глазами. У него пропала бессонница с тех самых пор, когда она ответила ему «да».
Вечер был прекрасный, не смотря на дурацкий галстук… Он улыбнулся, поднял перед собой бокал белого вина и произнес:
- За тебя, любовь моя!
Она улыбнулась в ответ, показав прекрасные белые зубы.
Они чокнулись. Володя выпил половину бокала. Александра едва замочила губы. Они ели рыбу и салат с камчатскими крабами. Официант услужливо подливал им вино.
Владимир кивнул ему:
- Спасибо.
Александра смотрела на Владимира влюбленными глазами. Многие в городе резонно считали, что коротконогий серый солдат Вовка совсем не пара изумительной красавице Саше. Как сказала мама Володи после знакомства с невесткой: «Породистая девушка». «Вообще отпад тёлка» - удивлялись вовкины кореша. И все понимали примерно следующее: либо Вовке тупо свезло, либо Саша – полная дура, ведь запросто могла найти себе парня получше и побогаче.
Но вернемся опять в ресторан.
Владимир дожевал рыбу и отметил:
- Отличная рыба.
Зазвучала музыка.
Александра предложила:
- Потанцуем?
Владимир развел руками.
- Но рыба-то остынет.
- При чем тут рыба? – обезоружила Саша Володю.
Вовка смирился. Александра махнула рукой, встала из-за стола. Владимир вскочил вслед. Они пошли в центр зала и стали танцевать. Танцевать танго. Саша танцевала прекрасно, а Вовка не очень.
Музыка заканчивалась. Александра прислонилась к уху Владимира и шепнула:
- Я беремена.
Произведя эффект, Александра вернулась к столу и красиво села. Зал как будто ахнул. Владимир стоял ошарашен. Это как контузия после прилёта мины. Взглядом он проводил свою любовь до стола… Потом собрался с духом. Подошел и сел перед ней на корточки. Что он этим хотел сказать? Он просидел так молча несколько минут. Они смотрели друг другу в глаза. Официант многозначительно смотрел на них.
5.
Странно тихим был сегодняшний вечер. Как будто специально для Володи и Саши войска объявили перемирие. Не слышно было даже одиночных выстрелов.
Александра и Владимир сидели рядышком на поваленном дереве, смотрели на закат. Под ногами пустая банка тушенки, СВД и АК. Оружие явно было лишним в этой картинке.
Музыка танго играла в голове давно не спавшего солдата.
Александра неожиданно сказала:
- У меня есть… сын…
Владимир неожиданно спросил:
- А муж?
- Мужа нет.
Владимир улыбнулся:
- Прекрасно. А как тебя зовут?
- Саша.
Владимир мечтательно повторил:
- Саша… А как его зовут?
- Кого?
- Сына.
- Владимир.
Владимир удивился:
- Что?
Александра улыбнулась:
- Что?
Владимир ткнул себя в грудь:
- Меня тоже зовут Владимир. Я тоже Вовка!
Александра демонстративно пожала ему руку:
- Вот и познакомились. Жаль, что при таких обстоятельствах…
- Почему - жаль? Где бы я еще тебя встретил? Ты откуда родом?
- Из Киева.
- А сын где?
- В Киеве… С бабушкой. Часто ночуют в бомбоубежище…
Владимир воодушевился:
- Ну вот. Я с Камчатки. Сечёшь, о чем я? Я в Москве-то был первый раз проездом… до Белгорода… с ребятами ехали год назад… на учения… (пауза – закат) Как бы я тебя нашел, не будь войны? Ты в Киеве… Я на другом конце света… за тысячи километров.
Тишина поразительная.
Александра серьезно напомнила:
- Но я у тебя в плену…
Владимир – как ни в чем не бывало – согласился:
- Да. Отлично. И я… И я у тебя тоже в плену. В самом настоящем плену.
И Владимир осторожно дотронулся рукой до ее руки. Александра положила свою голову на его плечо и вполголоса попросила:
- Володя, отпусти меня… пожалуйста… А? Отпусти…
Возмущенный Владимир вскочил с бревна.
- Ты что!?
Она встала перед ним на колени, заплакала и сказала:
- Отпусти, пожалуйста.
Он был вне себя от злости, схватился за АК, направил на Александру и сквозь зубы произнес:
- Ты что!? Ты что задумала!? Ты всё испортила. Зачем ты это сделала?
И слёзы обиды покатились из глаз Володи.
Александра подняла руки и произнесла:
- Нет. Прости. Не надо. Успокойся.
Владимир помолчал немного, утерся рукавом и сказал:
- Я не имею права тебя отпустить. Я давал присягу. Вставай. - Он опустил автомат и протянул ей руку. Они поднялись.
- Хорошо. Я просто спросила…
- А я просто ответил. Не плачь.
- Я не плачу. Ты плачешь.
- Соринка попала. Будем пробираться… к нашим.
- К нашим?
- Ну… к моим.
Александра смотрела как лучи заходящего солнца, пробиваясь сквозь деревья, огненными пятнами ложились на траву, на одежду Владимира, на каску, на его в ту минуту озлобленное, но всё еще наивное лицо. Владимир достал веревку и сурово произнес:
- Я тебе руки свяжу. – И добавил приказным тоном: - Руки за спину!
Он завязывал ей руки за спиной и… вновь в его уставшей без сна голове звучал музыка… Он касался ее нежных рук… ее кожи… он краснел, как школьник. Потом, чуть ослабив веревки, с нежностью в голосе спросил:
- Тебе не больно?
6.
В их спальне пахло настоящей любовью. В объятиях страсти они взбуромошили всё шелковое бельё на огромной постели.
Свадебное платье валялось на полу. Черный костюм и рубашка висели на телевизоре. Саша и Володя после бурного утреннего секса лежали счастливые.
Александра легла на его плечо и ответила:
- Нет. Мне было очень хорошо.
Потом она громко засмеялась, осеклась, прекратила смеяться и шепотом произнесла:
- Я два раза кончила.
Владимир самодовольно улыбнулся и стал говорить:
- Мне иногда кажется, что мы с тобой знакомы тысячу лет… Ага. Как будто я тебя силой выкрал у какого-то князя… и увез далеко-далеко… на край света… туда, где гейзеры, вулканы и медведи… скрыл тебя от своих соплеменников… и женился на тебе… И у нас родились четыре сына и одна дочь…
Александра с возмущением спросила:
- Почему столько много мальчиков?
Владимир помолчал и на полном серьезе ответил:
- Потому что мы должны готовиться к войне.
- С кем?
Владимир вздохнул и произнес:
- Всех со всеми.
Александра театрально возмутилась:
- Но я ведь только-только забеременела… А ты уже говоришь о войне… И когда я успею выносить и родить такое количество детей? И будешь ли ты любить меня после стольких родов? Я могу стать толстой, страшной и старой…
Владимир коснулся своим указательным пальцем ее губ и ответил:
- Ты никогда не станешь толстой, старой и страшной… Я не позволю этому быть.
Он поднялся с кровати, засветив своим богатством, которое было более, чем достойным при его коротких худых ногах. Володю и Сашу друзья за глаза называли Шер и Сонни.
Володя изобразил незамысловатый танец и громко произнес:
- Кстати, Сашуля, у нас с тобой утренняя пробежка… Вставай, вставай! Бежим-бежим!
Он потянул Александру за руку с кровати. Та с неохотой поднялась. Шер и Сонни… бежим!
7.
Луганский лес погружался в ночь.
Владимир автоматом толкнул Александру в спину.
- Побежали.
Они бежали по лесу. Грязные, уставшие, измотанные. Вдруг – автоматная очередь.
Владимир крикнул:
- Ложись!
Они оба упали на землю. Не нужно быть профессиональным солдатом, чтобы научиться падать при каждом выстреле или прилёте. Другой вопрос, что при самом первом артобстреле твое сознание меняется.
Автоматные выстрелы продолжались. Стрелял вроде один человек.
Владимир вполголоса сказал:
- Ползком… За мной.
- У меня связаны руки…
- Чёрт.
Владимир быстро развязал ей руки.
И они поползли сначала в сторону, а затем метров двадцать назад. Потом встали и побежали. Удача была на их стороне.
8.
Они пробежали с полкилометра. Остановились тяжело дыша.
Владимир первым заговорил:
- Непонятно кто это был. Наши или ваши. Очень непросто определить, кто стреляет, если без связи.
Александра удивилась:
- У тебя нет связи?
Владимир возмутился:
- Есть, конечно.
- Почему ты ее не применил?
Владимир выдохнул, многозначительно произнес:
- Гм.
Подумал добавил:
- Я хотел побыть побольше с тобой…
Александра удивилась:
- Ты серьезно?
Владимир спокойно:
- Ага.
Александра не унималась:
- А как же присяга?
Владимир приподнял слипающиеся веки и сказал:
- Ну… понимаешь… у меня внутри… в голове… всё бурлит… бум, бум… как танго…
Александра кивнула:
- Понимаю.
Владимир улыбнулся:
- Ты мне нравишься… Я никогда такой красивой девушки еще не встречал… Я прямо… вух! Тону в твоих глазах. Во мне сейчас идет настоящая борьба между мужчиной и солдатом…
- И кто побеждает? – Со страстью в голосе спросила Саша.
- А ты как думаешь? – Многозначительно ответил вопросом на вопрос Вовка.
Александра подошла к Владимиру, с нежностью коснулась его лица и поцеловала его в губы. Он ответил на поцелуй. Они слились в страстном долгом поцелуе.
Потом, нащупав штык-нож на ремне, она стала отстегивать штык-нож от ножен…
Владимир почувствовал это и оттолкнул Сашу от себя:
- Что ты делаешь?
Александра с показной нежностью сказала:
- Ничего. Иди ко мне…
Владимир с силой толкнул ее в грудь. Александра упала. Владимир схватил автомат, убрал с предохранителя, взвел и решительно направил на нее… Потом даже прицелился… И сквозь зубы спросил:
- Ты хотела убить меня?
Александра «защищаясь от пули» подняла руку перед лицом и начала говорить:
- Нет, нет… Да ты что, Володя. Прости, прости... Я искренне… ты мне… нравишься… Да… нравишься… И я хочу… привыкнуть… Я хочу тебя, Володя. Я хочу тебя. Не убивай меня, пожалуйста. У меня сын в Киеве… Володя. Прости…
Она сняла с себя армейскую куртку, футболку… оставшись по пояс голой… Её шикарная грудь ослепила Владимира.
Владимир сжимал и разжимал слипающиеся веки.
Александра протянула к нему свои красивые руки профессиональной снайперши:
- Возьми меня, пожалуйста. Я хочу тебя, Володя. Я мокрая. Войди в меня, любимый. Ну же… Иди ко мне, Владимир… Скорее… Кончи в меня… У нас будут дети… у нас будет семья… ты и я. Ты с Камчатки, я из Киева… Ну же… люби меня… трахни меня… кончи в меня…
9.
Ночь. Спальня. Любовь.
Другая женщина лежала на кровати с Владимиром.
Другая женщина стонала в истоме.
В порыве страсти другая женщина произнесла:
- Люби меня… Трахни меня… Кончи в меня.
10.
Луганский лес. Голая полная дура – луна.
Александра, раздетая по пояс, протянула к Владимиру красивые руки снайперши…
- Кончи в меня.
Владимир со слезами на глазах сквозь зубы:
- Кончаю.
Он выстрелил короткой очередью. Тело Александры извивалось в предсмертных судорогах.
11.
Спальня полная страсти, любви, пота, спермы.
Тело другой женщины извивалось, когда кончал Владимир. Другая женщина кончала.
Тишина. Какое-то время они молчали.
Другая женщина как ни в чем не бывало сказала спокойным голосом:
- Я немного не поняла, Вов… А у тебя в Киеве кто-то есть?
Владимир кивнул.
Другая женщина заинтересовалась:
- Кто? Твоя бывшая?
- Нет.
- А кто?
- Сын.
- Как его зовут?
- Также как и меня. Вовкой.
- Ты платишь алименты?
- Да. Каждый месяц.
Другая женщина погладила Вовку по лицу и спросила:
- А ты правда на войне спайпершу особо опасную ликвидировал, которая российского генерала убила?
- Правда.
Другая женщина прошлась своими двумя пальчиками от вовкиного подбородка до паха и спросила:
- И тебя за это наградили медалью?
- Да. – Равнодушно ответил Вовка.
- Ты мой герой…
Она нежно коснулась его носа и загадочно продолжила:
- У меня для тебя новость.
Владимир повернулся лицом к ней и насторожено спросил:
- Какая?
Другая женщина улыбнулась и пригрозила ему пальцем.
Владимир отвернулся от нее к стене и буркнул:
- Я всё равно вернусь в армию. Мне тут душно. Не могу тут. Не умею…
Другая женщина произнесла с деланным возмущением:
- Может хватит уже войны?
- Мой дедушка на Т-34 освобождал Польшу от фашистов… Думаю, я должен повторить подвиг дедушки… Освободить поляков…
- Ты думаешь, они этого хотят?
- Да, но они еще не знают об этом.
Володя повернулся к другой женщине лицом, поцеловал её в губы и шепотом произнес:
- Шучу.
- Про что ты шутишь?
На столе стояли водка, стакан, рядом лежал тест на беременность с двумя полосками.
Такова жизнь. Бум, бум, стаккато…
12.
На огне жарилось мясо барашка. Над огнем висел котелок с кипятком.
СВД и АК лежали в стороне на рюкзаках.
Серёга полулежал у костра. Володя подкладывал в огонь хворост.
Серёга долго смотрел на огонь и, устало вертя шеей, спросил:
- Вовка, когда война закончится, чё ты будешь делать?
Володя протянул руку к самодельному шампуру, надрезал мясо, проверил на готовность, попробовал кусочек, кивнул, мол, готово и ответил, проглотив мясо:
- Найду себе жену.
Володя снял мясо с огня и потянул шампур Серёге.
- А ты чё будешь делать… когда закончится война?
Серёга взял шампур, откусил кусочек мяса, оценил вкус, прожевал, проглотил и ответил:
- Найду себе войну.
13.
Муха попадает в паутину событий. Пытается выбраться, бьется, жужжит, старается, но только больше запутывается в паутине. Паук терпеливо ждет. Не бросается до тех пор, пока та окончательно не затихнет и не смирится со своей печальной участью – жертвы.
Володе снился сон: сначала – на прицеле АК она – любимая женщина с бездонными карими глазами, потом – паук, потом убитый Серёга, потом опять Александра в свадебном платье, в вечернем платье, в пижаме, голая… в костюме цвета хаки… в военной форме. Мирный Киев. Он встречается с сыном Володей, садится перед ним на корточки, смотрит на него и что-то с улыбкой рассказывает ему. Потом трогает его по носу, по волосам, спрашивает – понял ли он и отпускает: беги, сынок, беги. Потом опять паук, паутина, муха, Серёга, Александра… Серёга говорит: «Ты достоин любви, Вовка. Однако баба также как паук плетет тебе паутину… Главное не быть тупой мухой… Итак. Я готов. Наблюдай. Слева еще один. Зырь там. По-моему, баба. Ух ты… И-биться-сердце-перестало. Оптика»
Володя смотрел в бинокль. Выстрел. Выстрел. Выстрел.
Третья пуля, прилетевшая с той стороны, пробила Серёге горло и вырывала кусок спины. Последней стреляла в Серёгу Александра.
В этом месте Вовка всегда просыпался в холодном поту. А потом ему слышались слова Серёги: «Найду себе войну», «Найду себе новую войну» и «Главное в этой жизни быть пауком, а не мухой». По ночам Вовка плакал и просил у Бога помощи. Он не знал, как ему жить с этим. А под утро опять засыпал. Засыпал сном солдата. Беспокойный сном.
Никто ему так никогда и не сказал, что он вернулся с войны другим человеком. Еще он думал, что никого никогда не любил по-настоящему, никого и никогда, кроме пленной снайперши Александры, за ликвидацию которой он получил медаль и отпуск. И это великолепное танго в ресторане… Бум, бум, стаккато… Удар… Она ест тушенку… Они смотрят на закат… Они бегут от выстрелов…
- Возьми меня, пожалуйста. Я хочу тебя, Володя. Я мокрая. Войди в меня, любимый. Ну же… Иди ко мне, Владимир… Скорее… Кончи в меня… У нас будут дети… у нас будет семья… ты и я. Ты с Камчатки, я из Киева… Ну же… люби меня… трахни меня… кончи в меня…
- Кончи в меня.
Владимир со слезами на глазах сквозь зубы:
- Кончаю.
Короткая очередь разрубила ночную тишину. Тело Александры извивалось в предсмертных судорогах.
- Я беремена.
Саша и Володя после бурного утреннего секса лежали счастливые.
Владимир не понимал, что из этого было наяву, а что ему только приснилось. Ему всегда говорили, что сон лечит, а его сны только калечили. Только калечили. Он был уверен в этом. Он в детства ненавидел сны. Ему часто снилась кровь…
14.
Володе был на очередной войне. Теперь он профессиональный снайпер. Также как Серёга и как Александра. Также как два его самых любимых человека. Никто и не подозревал, что Вовка остался сентиментальным пацаном, плачущим ночью в подушку и выпрашивающим у Бога прощения. Один единственный человек на земле видел его слёзы. Это человек давно убит. Все думали, что Володя хладнокровный русский снайпер. Один из лучших в полку.
Рядом с Володей на точке лежал молодой конопатый корректировщик Роман.
Роман пристально всматривается в лицо Володи проверяющего винтовку.
- У тебя есть семья? – не удержался и спросил Роман.
Володя повертел головой. Потом покачал головой. Рот Романа искривился. Через минуту тот опять спросил:
- А сколько двухсотых на твоем счетчике?
Володя покачал головой. Потом повертел головой.
- А ты не разговорчивый, - заметил в итоге Роман.
Володя покачал головой и подумал, что ему вероятно нужен другой корректировщик. «Хотя… может и сработаемся» - подумал он, когда вспомнил болтливого Серёгу.
- Ветер, давление, температура. Доложи, - вполголоса произнес Владимир.
А впереди зарделся рассвет.
15.
Кончится война, Вовка уедет на свой край света и будет работать водителем маршрутного автобуса. В информационном пространстве появятся новые лидеры и герои – люди мирных профессий: ученые, айтишники, строители, писатели. Вовка забросит свои медальки глубоко в ящик шкафа. Он не сопьется от отсутствия адреналина, как многие другие ветераны войн XXI века. Он не будет никому рассказывать о своих мертвецах, по количеству которых он сбился со счёту. Он не расскажет никому о своих снах, где Александра в свадебном платье, в вечернем платье, в пижаме, голая, беременная, в военной форме – танцует танго… под прицелом… и пауки с мухами… И Серёжа тоже.
Сергей Решетников (с) 2022 июнь

  • 07.07.2022
Возврат к списку